Обзор рынка сельское хозяйство

Изменение структуры спроса

Рост численности мирового населения, который большинство экспертов считают неизбежным (по данным ООН, 8,6 млрд человек будет населять планету к 2030 году и почти 10 млрд — к 2050-му), и повышение среднего уровня благосостояния (ожидаемый рост ВВП на душу населения — в среднем на 40-50% к 2030-2035 годам) являются мощными драйверами увеличения спроса на продукты питания (к 2050-му он вырастет на 60-70% относительно 2000 года).

Однако сам спрос сильно неоднороден. В частности, выделяются быстрорастущие ниши функциональных и экопродуктов: по оценкам ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, рынок функциональных продуктов к 2020 году составит $305 млрд при ежегодном темпе роста около 8,5%. В свою очередь, традиционные продукты (например, мясо) могут потерять свое место из-за резкого удешевления заменителей — субститутов.

https://www.youtube.com/watch?v=https:tv.youtube.com

Например, стоимость синтетического мяса за последние пять лет сократилась с более чем $300 тыс. (в 2013 году был анонсирован первый бургер из синтетического мяса) до $3-10 за котлету — то есть более чем в 30 тыс. раз. Через пару лет производители обещают цену в $5/кг, а генетически модифицированный лосось AquaBounty, гораздо быстрее набирающий массу, может составить реальную конкуренцию традиционному, несмотря на неоднозначное отношение к данной технологии регуляторов и общественных организаций в США и Канаде.

Изменения социума как такового и ценностей, которые разделяют различные группы, оказывает все большее влияние на многие сектора экономики, например туризм, энергетику, индустрию развлечений. Однако именно для агропромышленного комплекса сигналы с «того конца» цепочки создания добавленной стоимости могут оказаться наиболее значимыми.

В очереди за добавленной стоимостью

Сами цепочки находятся в крупнейшей со времен Великой Депрессии трансформации, вызванной в первую очередь лавинообразным проникновением новых технологий во все производственные процессы. Новые бизнес-модели, основанные на сквозных (платформенных) информационно-коммуникационных технологиях, позволяют связывать потребителя и производителя напрямую, исключая из оборота самые маржинальные сегменты — розницу.

Нашумевшие истории Uber, Alibaba и других — только верхушка айсберга. На очереди «морального устаревания» — супермаркеты, аптечные сети и прочие посредники. Устоявшееся распределение добавленной стоимости между традиционными участниками производственной цепочки в агропромышленном комплексе активно «подтачивают» молодые быстрорастущие компании — стартапы, использующие прорывные решения в области агро- и пищевых биотехнологий, переработки отходов, IT и дистанционного зондирования Земли, точечного сельского хозяйства и больших данных для того, чтобы получить свой кусок рыночного пирога.

Читать далее:  Современное состояние и тенденции развития полиграфического рынка

Развитие сетевой экономики (sharing economy), мировые объемы которой оцениваются в $335 млрд к 2025 году, выводит на новый уровень понятие кооперации и взаимодействия. Какое место в этих цепочках уготовлено нашей стране — является предметом серьезных дискуссий.

Новая технологическая парадигма

Обзор рынка сельское хозяйство

Производственная парадигма, доминирующая в мировом агропромышленном комплексе в 1960-70-х годах, поменялась самым существенным образом и представляет собой конвергенцию информационных технологий, новых материалов и нанотехнологий, энергетических, биотехнологий и транспортных систем. Например, экономический эффект от использования интернета вещей в отечественном агропроизводстве оценивается экспертами на уровне более 470 млрд руб.

к 2025 году, а новые конструкционные материалы позволяют существенным образом снизить энергоемкость зданий и сооружений, повысить их прочность и устойчивость к изменению погодных условий. На очереди повсеместное проникновение цифровых двойников — компьютерных моделей реальных процессов, обладающих повышенным уровнем точности.

Таким образом, после «оцифровки» сельскохозяйственного процесса полностью или даже частично мы можем рассматривать АПК как большую компьютерную игру, в который пользователь может выбирать свою роль (фермер, биотехнолог, инвестор или представитель государства) и наглядно видеть результаты предпринятых действий.

Кстати, тренд, связанный с геймификаций бизнес-процессов, набирает все большую популярность как в крупных транснациональных компаниях, так и в мировых рекрутинговых агентствах: многие работодатели предпочитают оценивать соискателя по результатам прохождения специально созданной компьютерной игры, нежели сотен вопросов устаревших анкет середины 1990-х.

Ребрендинг аграрного сектора

В понимании большинства российской молодежи сельское хозяйство, особенно в России, — это низкотехнологичный, непрестижный сектор, который точно выбирают «не от хорошей жизни». При этом, по данным опросов студентов в возрасте 19-23 лет, проводимых автором на протяжении почти 20 лет, последние годы все чаще молодые люди отмечают в качестве наиболее привлекательных для себя высокотехнологичные IT-компании, которые заботятся об окружающей среде и позволяют значимым образом менять уровень жизни и благосостояния общества. Именно таковой и является современная агропромышленная компания, причем их количество в России растет с каждым годом.

Во многом сложившаяся ситуация обусловлена уровнем аграрного образования в стране: компетенции, получаемые в вузах, должны отвечать требованиям междисциплинарности, опираться на серьезные научные исследования, проводимые в стенах образовательного учреждения, ориентироваться на потребности бизнеса и отвечать вызовам со стороны глобальных трендов, формирующих облик будущего агропромышленного комплекса не только на ближайшие 3-5 лет, но и за дальним горизонтом.

Читать далее:  Свой бизнес производство модульных напольных покрытий из эва и резины

Ряд отечественных вузов всерьез осознали необходимость форсайта компетенций для определения стратегических направлений своего развития — во многом благодаря драйверу в виде создания национальных научно-образовательных центров компетенций, упомянутого президентом в майском указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».

Роль этики и экологии

Необъявленная война современных достижений биотехнологических исследований (например, с использованием технологии CRISPR 9) и ускоряющихся изменений климата (данные Всемирной метеорологической организации свидетельствуют о рекордных показателях средней температуры на Земле за всю историю наблюдений, при этом темпы потепления в нашей стране в 2,5 раза превышают мировые показатели) может вылиться в пиррову победу науки.

По существующим оценкам, при сохранении текущей интенсивности выбросов углерода в течение ближайших 25 лет произойдет глобальное снижение производительности сельского хозяйства на 20%. Для России с учетом ее протяженной территории это грозит значимым изменением агроклиматической карты, распространением эпизоотий и эпифитотий в новые районы страны.

Меняются предпочтения и целевые установки потребителей: по данным различных исследований, более двух третей населения готовы отказаться от приобретения товара или услуги, если компании, их оказывающие, ведут себя, с их точки зрения, недостаточно этично — используют запрещенные гербициды, проводят опыты на животных, недостаточно информируют потребителей, злоупотребляют доминирующим монопольным положением и пр.

Глобальные вызовы

Российскому агропромышленному комплексу предстоит решить целый пакет разноплановых задач: от цифровой трансформации и сокращения логистических потерь до поиска новых рынков и кратного расширения экспортного потенциала. Пока что, по существующим оценкам, порядка половины сельхозтехники и более двух третей посевного материала Россия импортирует из-за рубежа.

от экспорта продукции агропромышленного комплекса в 45 млрд долларов начиная с 2024 года до повышения доли инновационно активных компаний до 50%. Выходом из сложившейся ситуации может стать формированное развитие системы научно-технологического прогнозирования и планирования, реализовать которую можно не только на уровне всего сектора, но и в отдельно взятой компании.

Читать далее:  Уход за могилами как бизнес

https://www.youtube.com/watch?v=ytdev

Система состоит из пяти блоков. Первый — форсайтный — позволяет сформировать облик будущего агропромышленного комплекса на базе научно обоснованных методов — экспертных опросов (например, как в Японии или Южной Корее, по методу Дельфи — двухэтапный масштабный опрос не менее 300-500 экспертов), сценарных моделей (как в странах ЕС) и больших данных, анализ которых, впрочем, применим ко всем элементам системы.

После того, как создано общее видение, можно приступать ко второму блоку — определению приоритетов развития исходя из критериев прибыльности, обеспечения безопасности или диверсификации. Технологии, которые позволяют реализовать выбранные приоритеты, детализируются в рамках третьего блока — системы технологических дорожных карт, которые наглядно представляют маршруты движения к заданным целям, угрозы и риски их достижения.

Обзор рынка сельское хозяйствоhttps://www.youtube.com/watch?v=ytcreators

После того как дан ответ на вопрос «что развивать» и «как двигаться», необходимо подобрать эффективный набор инструментов реализации, сформированный по принципу инвестиционного портфеля, когда каждой задаче соответствует свой набор оптимальных мер. Наконец, пятым неотъемлемым элементом системы, о котором часто забывают отечественные компании, является постоянный мониторинг глобальных вызовов и окон возможностей и эффективности выбранных для их учета средств.

Автор — директор центра научно-технологического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. В подготовке иллюстрационого материала участвовал Павел Бахтин.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
FinToPro